Как питьевую воду загрязняют медикаментами

0
0

В Институте водных проблем РАН прошёл вебинар на тему, в России пока мало изученную и несправедливо обделённую вниманием, — лекарственное загрязнение сточных и природных вод. В воду, в том числе питьевую, попадают не только отходы производства медицинских препаратов, но даже уже принятые людьми лекарства. Доказано влияние этого загрязнения на рыб. Однако пока в стране никто не отслеживает концентрации лекарственных соединений в воде, ПДК для них не разработаны. Подробнее о проблеме — в материале «Известий».

Проблема на поверхности

«Фармацевтический рынок в России составляет более 2 трлн рублей, но в мире мы находимся по этому показателю только на 11–12-м месте. Тем не менее и производство, и потребление лекарств стремительно растёт, особенно на фоне пандемии. Действующие вещества медикаментов попадают в окружающую среду и не исчезают из нее бесследно», — говорит старший научный сотрудник лаборатории охраны вод ИВП РАН Мария Козлова.

Институт водных проблем РАН ведёт исследования по лекарственному загрязнению сточных и природных вод с 2009 года. Инициатором был «Мосводоканал», а изучались водные источники Москвы и Московской области. Заборы производились на шести водохранилищах, на реках, в зонах водозаборов.

 

— Мы получали перечень веществ, которые содержатся в пробе, из него выделяли лекарственные вещества, — рассказала Мария Козлова. — Нашли 47 лекарственных действующих средств, 11 вспомогательных веществ, 38 метаболитов, а также некоторое количество веществ, входящих в витаминные комплексы и БАДы. Всего же было обнаружено более 200 органических веществ, но предельно допустимые концентрации (ПДК) установлены только для 20 из них.

Одновременно с Институтом водных проблем свои исследования в Финском заливе и на Неве начали в Санкт-Петербургском научно-исследовательском центре экологической безопасности РАН (НИЦЭБ РАН).

— Начало исследований пришлось примерно на 2008–2009 годы, — сказала «Известиям» заведующая отделом натурных эколого-химических исследований НИЦЭБ РАН — СПб ФИЦ РАН Зоя Жаковская. — К тому времени проблема PPCP (Рharmaceutical and Рersonal Сare Рroducts, компонентов фармацевтических и гигиенических средств) в литературе уже широко обсуждалась. Было много исследований и публикаций в высокорейтинговых журналах. У нас этой проблемой занялись ИВП РАН в Центральной России и мы на Северо-Западе страны.

По ее словам, НИЦЭБ работал в сотрудничестве с ХЕЛКОМ (Хельсинкская комиссия по защите морской среды Балтийского моря; работает на основании конвенции 1992 года, подписанной Швецией, Данией, Финляндией, Литвой, Латвией, Эстонией, ФРГ, Польшей и Россией). В принятом на тот момент ХЕЛКОМ списке опасных для среды Балтийского моря загрязнителей фигурировали и два лекарственных соединения — диклофенак и этинилэстрадиол. Исследования НИЦЭБ показали, что Санкт-Петербург не является в этом смысле крупным загрязнителем, однако в природной воде и донных отложениях ряд компонентов лекарственных средств, в том числе диклофенак, были идентифицированы.

Больше никто в России исследованиями на тему лекарственного загрязнения природных объектов не занимается, хотя за рубежом это более развитое направление. По словам Жаковской, достаточно серьёзно к этой теме относятся на государственном уровне в странах Евросоюза и в тех государствах, где приняты безопасные уровни воздействия лекарственных средств на окружающую среду.

Опасны в малых дозах

Мария Козлова отмечает: по всему миру в воде обнаруживаются анальгетики, гормоны, нестероидные антидепрессанты, противовоспалительные средства и другие популярные препараты. Концентрации на первый взгляд очень небольшие: от доль нанограмма до сотых и тысячных микрограмм на литр, причём обнаружить загрязнение проще всего у берега и в местах стоков. Далее идёт слишком сильное разбавление, и найти эти вещества в воде становится почти невозможно.

Однако говорить об отсутствии вреда от такого загрязнения нельзя. Исследования, которые проводили за рубежом, это подтверждают. Лекарства снова попадают в систему водоподготовки, в питьевую воду, возвращаются к нам с продуктами питания.

— В Канаде был проведён эксперимент. В одно из озёр на протяжении нескольких лет добавлялся гормон этинилэстрадиол, — рассказала Мария Козлова. — Концентрация в воде была очень маленькая — 5 нанограмм на литр, её и определить очень сложно. Однако в популяции пескаря во время исследования был обнаружен аномальный синтез белка вителлогенина в печени самцов, также было замечено изменение внутренних органов. В хищных рыбах, которые питались пескарём, тоже появился вителлогенин.

После окончания эксперимента вся популяция пескаря в озере вернулась к нормальной жизни, однако сам факт появления этого белка говорит о многом.

Но если в Канаде лекарство специально добавляли в озеро, то откуда ему взяться в обычной жизни? Источники загрязнения, по словам Козловой, — это предприятия по производству медикаментов, НИИ по их разработке, медицинские и аптечные учреждения, сельское хозяйство и ветеринария, но главный источник — население: лекарства принимает каждый.

— В Японии проводилось большое исследование на реках, — отметила Козлова. — В течение года было отобрано 150 с лишним проб на предмет выявления концентрации действующего вещества популярного в Японии лекарства от гриппа. И самая сильная концентрация этого вещества в воде была зафиксирована с января по март, когда отмечалась вспышка гриппа.

В 2018 году ИВП также проводил исследование в зонах сброса сточных вод в городах Дубна, Конаково, Истра и других. Пробы брались в феврале и августе — благополучном и неблагополучном эпидемиологических периодах. Так вот в феврале было обнаружено увеличение концентрации, связанное, очевидно, с ростом потребления лекарственных препаратов населением.

Наличие лекарств в сточных водах не говорит о том, что люди в огромном количестве выбрасывают таблетки. Дело в том, отмечает Козлова, что многие лекарственные препараты, которые мы используем, почти в неизменном виде попадают в сточную воду уже из организма человека.

У всех лекарств есть побочные эффекты, и регулярное воздействие сверхмалых доз может быть опасным для человека. Кроме того, возможны случаи привыкания людей к лекарствам, а также вероятно приобретение патогенами, существующими в воде, устойчивости к антибиотикам.

Будут времена почище

Однако пока тема лекарственного загрязнения остаётся за пределами внимания надзорных органов и государственных ведомств.

— К сожалению, в российском природном законодательстве пока не существует соответствующих нормативов, хотя проблема назрела, — отметила Зоя Жаковская. — Наши исследования показали некоторое превышение содержания ряда лекарственных соединений в природной воде нашего региона по сравнению с международными нормами.

Она заметила, что системы очистки, которые стоят на водоканалах, пока не рассчитаны на присутствие лекарственных соединений, и концентрация части из них никак не снижается в процессе очистки. Это проблема всех стран, где производится очистка сточных вод.

— Поэтому нужны госпрограммы исследования водоёмов, экосистем, куда могут попадать сточные воды, нужна разработка нормативов и разработка новых технологий систем очистки, — говорит Жаковская. — Все это можно делать одновременно, потому что проблема общемировая: потребление лекарственных средств увеличивается везде, особенно на фоне пандемии.

Мария Козлова отмечает: для лекарственных средств в России предельно допустимая концентрация не установлена в принципе. И работа такая сейчас не ведется ни по новым, ни по старым препаратам, как не ведется она и по предотвращению лекарственного загрязнения.

— Насколько мне известно, с 2009 года, когда мы начали исследования в России, ничего в этом смысле не изменилось, — говорит Козлова. — Хотя за рубежом есть программы, которые регламентируют именно лекарственные загрязнения. В том числе, например, есть программы по сбору лекарств, просроченных и ненужных, у населения. Такие инициативы должны быть поддержаны и в России.

При этом концентрации лекарственных средств, которые обнаруживаются в воде в России, соизмеримы с концентрациями, обнаруженными в других странах. Большое количество лекарственных веществ трудно подвергается очистке классическими методами — их нужно доочищать при водоподготовке, говорит Козлова.

Между тем в АО «Мосводоканал» заверили в способности очищать воду от медицинских препаратов. В компании подтвердили «Известиям», что по договору с ИВП РАН в 2009–2011 годах проводили научно-исследовательскую работу «Определение перспективных приоритетных загрязнителей воды водоисточников — ксенобиотиков, медицинских препаратов, гормонов и других веществ антропогенного происхождения».

— Продолжением исследований явилась выполненная в 2013 году работа «Изучение в пилотных условиях перспективных технологий московских станций водоподготовки — озоносорбции и мембранной фильтрации — с учётом перспектив ухудшения качества воды водоисточников», — сообщили в компании. — В рамках исследования на пилотном стенде с использованием модельных растворов загрязнителей была проведена оценка эффективности различных технологий водоподготовки.

В итоге был сделан вывод о наиболее эффективном методе удаления препаратов из воды — им оказалось сочетание озонирования и фильтрации на гранулированном активированном угле.

— Таким образом, технологии водоподготовки, реализованные в АО «Мосводоканал», позволяют эффективно бороться с угрозой распространения и накопления ксенобиотиков, лекарственных и косметических препаратов в объектах окружающей среды, — подчеркнули в «Мосводоканале», заверив, что «внимательно следят за новыми исследованиями в области водоснабжения и водоотведения».

Золотые происки: из-за добычи драгметалла загрязнено 1,7 тыс. км рек

Внимание на перечень

Отсутствие внимания государственных органов к этой проблеме подтвердили запросы, сделанные «Известиями» в разные ведомства. Так, в Роспотребнадзоре по вопросу о лекарственном загрязнении посоветовали обратиться в Росприроднадзор и Росводресурсы.

В Росводресурсах подчеркнули важность проблемы, указав на осведомлённость в вопросе.

— Проблема загрязнения воды лекарственными препаратами, безусловно, является злободневной, — заявили «Известиям» в ведомстве. — Вопрос требует тщательного изучения и оценки. Более того, нейтрализовать данные вещества, поступившие в водные объекты, практически невозможно, поэтому необходимо работать над тем, чтобы исключить их попадание. Отчасти это является вопросом культуры обращения с водными ресурсами.

При этом ведомство указало, что, поскольку лекарственные вещества в воде оказывают влияние в первую очередь на здоровье человека, вопрос лежит в области компетенции Роспотребнадзора и Минздрава.

В Росприроднадзоре заметили, что согласно законодательству медицинские отходы — это все виды отходов, в том числе анатомические, патолого-анатомические, биохимические, микробиологические и физиологические, образующиеся в процессе осуществления медицинской деятельности и фармацевтической деятельности, деятельности по производству лекарственных средств и медицинских изделий и т. д. Все эти виды отходов и вопросы их утилизации находятся в компетенции Роспотребнадзора.

Росприроднадзор осуществляет государственный надзор в области использования и охраны водных объектов. Но распоряжением правительства от 08 июля 2015 года № 1316-р был утвержден перечень загрязняющих веществ, по которым применяются меры государственного регулирования. Лекарственных препаратов в перечне нет за исключением ряда веществ, которые могут применяться в фармацевтике, например мышьяка.

newsland.com

Комментарии: