Иран – точка, где сходятся интересы Байдена и юридической клики Израиля

0
0
Иран – точка, где сходятся интересы Байдена и юридической клики Израиля
Иран – точка, где сходятся интересы Байдена и юридической клики Израиля

В свете нынешних шагов администрации Байдена Израилю придется продумать и реализовать стратегию, позволяющую в обход США не дать Ирану стать ядерной державой. Но прежде придется решить проблему узурпации полномочий исполнительной власти институтом юридических советников.

Американские СМИ назвали большой сенсацией просочившиеся записи бесед министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа с журналистом, приближенным к иранскому президенту Хасану Рухани. Утверждается, что эти записи должны были стать достоянием гласности лишь после президентских выборов в Иране, которые состоятся этим летом.

Степень подлинности откровений Зарифа не вполне ясна. Но если это правда, Зариф сообщил своему собеседнику две крайне примечательные вещи.

Во-первых, он поведал о том, что иранское правительство является не более чем рупором. Все решения, касающиеся внешней политики и безопасности Ирана, принимаются исключительно Стражами исламской революции совместно с диктатором Ирана аятоллой Али Хаменеи. Зариф назвал собственный вклад во внешнюю политику страны «нулевым».

В качестве исторического документа эти записи (если, конечно, они подлинны), безусловно, полезны. Наконец-то глава иранского МИДа лично озвучил правду. Вместе с тем он не сказал ничего такого, что уже не было давно и широко известно.

С тех пор, как после избрания Мохамеда Хатами в 1997 году возник образ первого якобы «умеренного» президента Ирана, были написаны тысячи статей и еще больше отчетов разведслужб, утверждающих и доказывающих, что президент Ирана и его министры не имеют фактических полномочий в принятии решений по поводу чего-либо действительно обладающего стратегическим значением для режима.

Когда в 2013 году был избран другой якобы «умеренный» кандидат в президенты – Рухани, Израиль предоставил администрации Обамы множество доказательств того, что Рухани не имеет никакого влияния на политику режима. А главное, что в любом случае в нем нет ничего даже близко соответствующего слову «умеренный». Однако президент Барак Обама, его вице-президент Джо Байден и его госсекретарь Джон Керри вместе со всеми своими советниками остались равнодушны к предоставленным Израилем материалам. Им было все равно. Им ведь просто требовалось назвать иранское правительство «умеренным», чтобы затем продать обществу политику переориентации США на Иран. Это была идеологическая позиция, и они совершенно не были заинтересованы в ее пересмотре. Поэтому факты, мешающие их позиции, просто были отброшены.

Вторая же важная вещь, которую якобы сказал Зариф, заключается в том, что Керри, по сути, был его агентом. Зариф сообщил, что Керри рассказал ему о двухстах израильских военных ударах по иранским целям в Сирии. Стоит отметить, что Зариф поддерживал связи с Керри еще с тех пор, как стал послом Ирана в ООН. Время, проведенное Зарифом в ООН, совпало с периодом пребывания Керри на посту председателя сенатского комитета по международным отношениям. В опубликованных записях Зариф утверждает, что Керри на протяжении многих лет испытывал к нему эмоциональную привязанность.

Хотя Керри выступил с опровержением, отрицая передачу информации Зарифу как во время пребывания на посту госсекретаря, так и в ходе их встреч уже после того, как он покинул свой пост, примечательно то, что период своей работы в Сенате Керри упоминать не стал.

Вне зависимости от того, действительно ли Керри напрямую сообщал Зарифу об израильских операциях, факт в том, что высокопоставленные должностные лица администрации Обамы неоднократно сливали в СМИ информацию об израильских военных ударах по иранским целям в Сирии. И раз уж они сообщали об этом в «Си-эн-эн», почему бы им было не поделиться об этом и с Зарифом, а также с его соратниками?

Сегодня Керри служит членом Совета национальной безопасности Байдена, а также его посланником по вопросам изменения климата. Разоблачения Зарифа стали основанием для требований республиканских депутатов уволить Керри с занимаемых должностей.

Но даже в том маловероятном случае, если Байден действительно решит пожертвовать Керри, это никак не повлияет на политику новой американской администрации в отношении Ирана. Все высокопоставленные чиновники, задействованные администрацией Байдена в ближневосточной политике, разделяют проиранские и антиизраильские позиции Керри.

Вот, скажем, Колин Кал, назначенный заместителем министра обороны по политическим вопросам. После того как в мае 2018 года стало известно о захвате Моссадом ядерного архива Ирана, Кал опубликовал «твит», в котором намекал на то, что архив – подделка, а вся операция – просто израильская интрига с целью втянуть США в войну с Ираном.

Республиканский сенатор Тед Круз недавно назвал Кала «самым яростным антиизраильским кандидатом, который будет работать в администрации Байдена».

Напомнив о той теории Кала по поводу иранского ядерного архива, Круз отметил, что Кал «всю жизнь испытывает одержимость и антипатию в отношении Израиля, он продемонстрировал готовность подвергнуть опасности жизни израильтян и американцев, лишь бы усилить эту враждебность».

Круз упомянул об утверждениях Зарифа о Керри в контексте назначения Кала, напомнив, что Кал, как и Керри, «правомерно обвинялся в разглашении секретной информации и злоупотреблении ею».

Теперь благодаря демократам, одобрившим его кандидатуру, Кал отвечает за определение американской позиции по вопросам безопасности в иранском контексте. Кал работает над этим на пару с Робертом Малли, посланником Госдепартамента на переговорах с Ираном. Как и за Калом, за Малли тоже тянется длинный шлейф навязчивой враждебности в отношении к Израилю и поддержки Ирана с его террористами.

К этой же команде можно отнести и нового директора ЦРУ Билла Бернса, который вел в свое время секретные переговоры с Ираном от имени госсекретаря Кондолизы Райс – в конце второго срока Джорджа Буша. На этой неделе исследователь иранской политики Майкл Рубин сообщил, что Бернс провел последние несколько дней в Багдаде. Сообщается, что там, в частных домах, он встречался с иранскими официальными лицами.

Рубин сообщил о том, что высшие должностные лица администрации США попросили Ирак высвободить 4 миллиарда долларов с целевого депозитного счета для Ирана. Этот счет иракское правительство открыло при администрации Трампа, чтобы иметь возможность закупать иранское топливо, не позволяя при этом Ирану субсидировать из этих средств террористическую деятельность.

Этот шаг администрации Байдена стал продолжением аналогичной просьбы к Южной Корее, которую попросили разморозить миллиард долларов из иранских фондов после того, как иранские военные захватили южнокорейский корабль и удерживали в плену его моряков.

Цель всех этих усилий более чем ясна. Администрация Байдена пытается предоставить Ирану финансовые средства в обход еще не отмененных экономических санкций, наложенных в свое время администрацией Трампа на иранский режим за отказ сократить ядерную активность.

Следует отметить, что деятельность Бернса происходит в то самое время, когда Малли ведет непрямые переговоры с Ираном в Вене. Ранее объявленная цель этих переговоров заключалась в том, чтобы Иран полностью возобновил выполнение ядерной сделки 2015 года в обмен на прекращение экономических санкций США. Но теперь Малли придерживается уже иной позиции, согласно которой Иран просто должен вернуться в своей ядерной деятельности к тому, что было, когда администрация Трампа отказалась от сделки. Иными словами, Малли не против того, чтобы Иран продолжил жульничество, он лишь требует, чтобы оно оставалось на том же уровне, на котором было в 2018 году.

В соответствии с соглашением 2015 года все ограничения на ядерную деятельность Ирана должны быть сняты в 2030 году. Так что переговоры, которые ведет Малли, в лучшем случае лишь затормозят получение Ираном ядерного арсенала на 9 лет.

Все это приводит нас к Израилю. На этой неделе главы силовых структур Израиля отправились в Вашингтон, чтобы проинформировать высших должностных лиц в администрации Байдена о последних событиях в ядерном проекте Ирана. На первый взгляд, эта поездка была очевидным шагом. Американцы ведут дипломатические переговоры с Ираном. Израиль, главный союзник США на Ближнем Востоке, направляет высших должностных лиц для координации усилий, направленных на недопущение превращения Ирана в ядерную державу. К сожалению, поездка была заведомо бесплодной.

Еще до того, как директор «Мосада» Йоси Коэн, советник по национальной безопасности Меир Бен-Шабат и глава военной разведки генерал-майор Тамир Хейман покинули свои кабинеты, пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки уже заявила, что их брифинги не повлияют на политику США в отношении Ирана. Как и администрация Обамы до этого, администрация Байдена идеологически привержена переориентации политики США от Израиля и суннитских арабских государств на Иран. И никакие факты не смогут сбить ее с этого курса.

Короче говоря, в той же мере, в какой нельзя было доверять Керри секретную информацию, которой Израиль делился с ним и его коллегами по администрации Обамы, следует ожидать, что и нынешние коллеги Керри в администрации Байдена будут злоупотреблять сведениями, предоставляемыми им об Иране Израилем.

Столкнувшись с этой реальностью, в которой США, самый важный стратегический игрок в регионе, теперь открыто находится на стороне Ирана, Израилю необходимо придумать и реализовать стратегию, позволяющую в обход США не дать Ирану стать ядерной державой.

Как правило, стратегическая политика разрабатывается в рамках политических процессов. Хоть это и будет сложно, у Израиля есть возможность выработать международную политическую стратегию, которая достигнет своей цели, минуя Байдена. Но это подводит нас к внутриполитической трясине Израиля.

И здесь совсем не очевидно то, что избираемые лидеры Израиля действительно обладают политической властью для разработки и реализации последовательной и успешной стратегии по лишению Ирана возможности обзавестись ядерным оружием. Более того, внутриполитические проблемы подрывают способность Израиля реализовать успешную международную стратегию.

Стоит напомнить, как это работало в прошлом. Согласно разоблачениям 2012 года показанным в израильской программе журналистских расследований «Факт» («Увда»), в 2010 году премьер-министр Биньямин Нетаниягу и тогдашний министр обороны Эхуд Барак дали указание Армии обороны Израиля и «Мосаду» подготовить план нападения на ядерные объекты Ирана. Тогдашний директор «Мосада» Меир Даган, а с ним и начальник генерального штаба АОИ Габи Ашкенази отказались этот выполнять приказ. Они заявили, что Нетаниягу и Барак не имеют юридических полномочий отдавать подобный приказ. К слову, в то время нынешний юрисконсульт правительства Авихай Мандельблит занимал должность генерального военного прокурора АОИ. В посмертно прозвучавшем радиоинтервью Даган настаивал на том, что решимость Нетаниягу уничтожить ядерную программу Ирана была продиктована «политическими соображениями».

А в 2016 году та же программа «Факт» показала интервью с Леоном Панеттой. В 2010 году Панетта, будучи директором ЦРУ в администрации Обамы, был, по сути, коллегой Дагана. В интервью Панетта сообщил, что после отказа выполнить приказ Нетаниягу Даган отправился в Вашингтон и наябедничал Панетте о приказе, тем самым предупредив США о планах Израиля.

Тот шаг Дагана, возможно, был вероломным, но куда важнее другое — в 2010 году Даган верил в то, что администрация Обамы больше заботится о безопасности Израиля, чем Нетаниягу. И это, в свою очередь, демонстрирует то, что как минимум Даган совершенно не понимал международной политики.

Годом ранее в своем выступлении в Американском университете в Каире Обама уже заявил всему миру о своем намерении переориентировать политику США с Израиля и традиционных арабских союзников США, суннитов, на Иран и «Братьев-мусульман». Даган явно не понял смысла речи Обамы. В отличие от него, Нетаниягу и Барак это понимали совершенно ясно.

Уже став юридическим советником правительства, тот же Мандельблит, утверждавший в 2010 году, что избранным лидерам Израиля не хватает полномочий для определения стратегической политики, еще больше подорвал руководящие полномочия политического руководства Израиля, присвоив значительную их часть себе и своему офису.

Буквально на этой неделе Мандельблит возвел свои юридически безосновательные претензии на новый уровень, объявив незаконным правомерное голосование правительства, одобрившее назначение того министра юстиции, назначению которого Мандельблит противился.

При таком положении дел, когда избираемые лидеры скованы никем не выбранными юристами, лишенными политической осведомленности и подотчетности перед обществом, вероятность того, что демократические лидеры Израиля окажутся способны разработать и провести политику, направленную на блокирование Ирана, крайне невелика.

Публичный дискурс Израиля о правовой реформе обычно сосредоточен на внутренних последствиях захвата юридической кликой политической власти избираемых должностных лиц. Но, как показывает история 2010 года, нынешний дисбаланс сил между не избираемыми юристами и избираемыми политиками имеет и серьезные стратегические последствия. Пока избираемые лидеры Израиля не вернут себе полномочия, отобранные юридическими советниками, они не смогут противостоять стратегической проблеме слияния администрации Байдена с Ираном и распада американо-израильского альянса.

 

(Перевод Александра Непомнящего)

 

Источник

Комментарии: